joomla
free templates joomla

Историческая наука Таджикистана в годы независимости

УБАЙДУЛЛО Насрулло Каримзода-директор Института истории,
археологии и этнологии им.А. Дониша, доктор исторических наук, профессор
    Историческая наука в культурной жизни таджикского народа всегда занимала особое место. Она берет свое начало еще со священной книги «Авеста», которая признана, как «важнейший источник по древней истории Центральной Азии» . Памятник не только является священной книги зороастризма, но и содержит много исторических и географических сведений. Надписи и петроглифы, официальные архивы, фрески, священные книги «Авеста», «Динкард», «Бундахишн», биографии ученых и их произведения, такие как «Худойнома», «Корномаи Ардашери Бобакон», «Корномаи Анушервон», «Шахрхои Эрон» и другие свидетельствуют о развитии таджикской школы историописания еще в древности и начале средневековья.
В последующие периоды большое количество таджикских школ исторического направления функционировало в разных регионах, особенно в центральных городах Варазруда (Мавераннахра) и Хорасана. Английский исследователь Ч. Стори в своем трехтомном «Каталоге персидской литературы» насчитал более тысячи таджикско-персидских трудов по истории (таърихнома) . Интерес представляет и то, что самые известные исторические труды на арабском языке были написаны таджикскими учеными Абдулло ибн Мукаффой и Мухаммадом ибн Джариром ат-Табари.
Начало научному изучению истории таджикского народа или таджиковедению было положено в конце XIX - начала XX вв. Оно окончательно сформировалось в процессе становления и развития советской историографии, как ее составная часть. Следует констатировать, что таджикская историческая наука начала базироваться на методологии и методах российской, европейской и советской историографии, переняв все то ценное, что существовало в досоветской таджикской историографии. В этом плане достижения национальной исторической науки советской периода бесспорны.
С обретением государственной независимости начинается совершенно новый этап в развитии таджикской исторической науки. Хотя распад СССР и политические события, возникшие в начале независимости, привели к новым проблемам, что было связано в первую очередь с миграционными процессами и, социально-экономическим трудностями, приведшими к почти полному разрушению материально-технической базы. Несмотря на это таджикская историческая наука как отдельное самостоятельное направление получило необратимое развитие, исходя из реалии независимого государственного развития.
Независимость поставила перед отечественной исторической науки и профессиональными историками новые задачи, соответствующие требованиям принципам подлинного историзма. В этом плане центральное место было отведено объективному освещению роли таджикского народа в региональной цивилизации. Одним из побудительных мотивов в этом направлении являлось то, что историческая наука стала одним из основных факторов выявления национальной идентичности, важным средством воспитания подрастающего поколения. Прежде всего, с развалом идеологической основы советской системы, которая позволяла изучать далеко не все исторические темы и события прошлого, теперь в годы независимости значительно расширились рамки исследований благодаря рассекречиванию многих архивных документов и изучению новых источников.
Естественно, независимость как важнейший исторический акт и необходимость достойного вступления в новейший этап истории народа, потребовала переоценки многих социальных, экономических и культурных ценностей народа и страны, в том числе объективного пересмотра и уточнения истории прошлого и настоящего через призму новых выявленных фактов. Независимость, как начало переломного этапа в истории таджикского народа, вызвала необходимость в обобщающем теоретическом осмыслении истории таджикского народа. По мнения академика М. Шакури, именно такие переломные периоды активизируют философское мышление, мобилизует его для постижения истории, и тем самым, мобилизуют историю для задач современности . Другими словами, на важнейших этапах истории для судеб нации, активизируется стремление к объективному осмыслению исторической науки.
Именно на этой почве после достижения независимости появились работы, посвященные проблемам исторического и национального самопознания таджиков. Например, «Уроки самопознания» (в двух книгах, 1989, 1991), книги академика Р. Масова «История топорного разделения» (1991) и «Таджики: история под грифом «совершенно секретно»» (1995), статья профессора Ш. Шукурова «Таджики. Опыт национального автопортрета» (1993), сборник статей «Таджики на путях истории» (Тегеран, 1994), четырехтомная книга Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона «Таджики в зеркале истории: от Арийцев до Саманидов» (1996, 1999), работа Шарифа и Рустама Шукуровых «Центральная Азия. Опыт истории духа» (1996), книга академика М. Шакури «Это и есть Хорасан» (1996), книга академика Н. Негматова «Таджикский феномен: история и теория» (1997) и другие работы, где авторы показывают, что наступил новый этап социально-исторического, философско-духовного и религиозного самопознания таджиков.
Академик Н.Негматов еще в конце 90-х годов предлагал всеобъемлющую программу реформирования исторической науки и исторического образования в республике. Выделяя 4-х основных этапов развития таджикской исторической науки, он славным назвал её четвертый этапу развития, т.е. историческую науку советского периода. Историческая наука Таджикистана в этот период достигла огромных успехов в расширении и обогащении своей источниковедческой базы, становлении ряда вспомогательных исторических дисциплин, в постановке крупных исследовательских тем и создании обобщающих трудов. Хотя, историографический анализ показывает, что огромная исследовательская мощь науки в этот период была направлена на изучение и пропаганду истории партии, гражданской истории советского периода и развертывание исследований по истории второй половины XIX-начала XX веков. Кроме того, для этого периода были характерны и мелкотемье, узкие хронологические рамки исследования, абсолютная марксистская идеологизация, а так же мало велись аналитические, тем более, концептуальные исследования по отдельным проблемам и по всем этапам истории таджикского народа.
Самобытная история таджикского народа подгонялась под общепринятые советской наукой методологические рамки, из нее искусственно выпадали важные события и факты, выдающиеся исторические личности, ученые, деятельность, которых не укладывалась в доктринальные установки официальной идеологии. Также не всегда достойно оценивалось богатейшее культурное и историческое наследие таджикского народа, его роль и место в становлении и развитии региональной, да и мировой цивилизации. В некоторых случаях культурные достижения или отдельные личности приписывались другим народам региона. При исследовании истории таджикского народа, да и в практике, не всегда учитывались историко-географические и этнокультурные территории формирования таджикского этноса. Наглядным примером является национально-территориальное размежевание 1924 года в регионе и создание советских республик, где абсолютно не учитывалось историко-территориальное пространство и этнокультурные особенности таджиков. Были созданы только коллективные и обобщающие фундаментальные труды, где впервые и в большом объеме наряду с общеисторическими материалами, широко были использованы археологические, этнологические, искусствоведческие, лингвистические и другие данные.
С распадом Советского Союза усилилась тенденция пересмотра советской методологии исторического исследования. Отсутствие четкой концепции в исторических исследованиях, лихорадочные поиски «абсолютной истины» в изучении истории, недостаточно объективное стремление к выходу из кризисной ситуации в исторической науке не могли не ослабить внимания к определяющей роли, которые играли таджики в региональной истории.
Усиление тенденции исследовать «белые пятна» в истории таджикского народа, наблюдалось еще во второй половине 80-х гг., но в начале периода независимости в периодической печати все больше появлялись призывы к пересмотру истории, издержкам национально-территориального размежевания и несправедливым его итогам. Плюрализм породил массу исторической литературы, появилось немало статьей и работ, особенно по истории советского периода, во многих из которых прошлое разоблачалось, отвергалось или рассматривалось исключительно в негативном плане. Даже проявилась тенденция нигилистического отношения к исторической науке, стремление свести ее до нуля, чтобы начать заново переписывать историю.
Хотя профессиональные историки всегда трезво и уравновешенно реагировали и придерживались линии, исходящей из принципа подлинного историзма. Они в большинстве своем исходили из той реалии, что уроки истории всегда являются важнейшим фактором в национальном самосознании и консолидации нации в условиях гражданской войны. История-это память народа, она состоялась, и ее не исправишь и не перепишешь заново, заменив один свет другим. Поэтому мы должны воспринимать ее целостно, во всем ее многообразии, такой, какой она была, со всеми её противоречиями, с ее героическими и трагическими страницами.
Освободившись от излишней идеологической опеки, профессиональные историки республики уже в начале 90-х годов сумели показать свою верность принципам подлинного историзма. Несмотря на трудности связанные с гражданской войной, таджикские историки, хорошо осознавая своё место в консолидации общества, выступали со статьями, освещающими те или иные события, имеющие судьбоносное значение в истории народа. Используя сравнительно свободный доступ к материалам архива, находившего до этого времени под грифом «совершенно секретно», ученые стремились объективно охарактеризовать события. В этом плане исследования академика Р.М. Масова «История топорного разделения», «Таджики под грифом «Совершенно секретно» и «Таджики: вытеснение и ассимиляция», или все месте «Таджики: история национальной трагедии» (2008), занимает особое место и считается одним из значимых достижении таджикской историографии периода независимости. Так же новый подход к исследованию исторических событий 20-30-х годов наблюдались и в статях авторов сборников «Правда истории» и «Черные пятна в истории Таджикистана», вышедшие в 1991 г.
Уместно отметить, что политическое противостояние, переросшее в гражданскую войну, показало низкий уровень исторической осведомленности большей части населения, особенно молодёжи, что привело к проявлению с одной стороны яростного национализма, с другой - местнической близорукости. Это и стало той причиной, что по инициативе Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона историческая наука стала важнейшей частью государственной политики. Он как народный лидер в своих выступлениях и книгах сосредоточил свое внимание на основных задачах, стоящих перед профессиональными историками и в целом, определил основные направления развития исторической науки, ее консолидирующую роль в обществе. Руководство республики, определяя основные параметры и перспективы исторической науки, выдвинули идею о проведении различных юбилейных мероприятий, касающихся тех исторических дат, которые оставили глубокий след в истории таджикского народа. В частности, были проведены такие юбилейные мероприятия, как 1100-летие государства Саманидов (1999), 2700-летие священной книги «Авеста», Год арийской цивилизации (2006), 2500-летие древнего города Истаравшана (2002), 2700-летие города Куляба (2006), 3000-летие Гиссарской цивилизации(2015), 5500-летие древнего города Саразма (2020), а так же, международные конференции и симпозиумов, как «Арийская цивилизация и евразийская культура», «Абуабдулло Рудаки и мировая культура», «Исследования древности: вчера и сегодня», «Таджикистан на пути истории: независимость, достижения и перспективы». Широко и поныне отмечаются юбилейные даты классиков таджикско-персидской литературы.
Отечественные историки, несмотря на трудности и недостатки 90-х годов, упорно работали над изучением разных периодов истории таджикского народа. В частности, были изданы работы академиков Б.И. Искандарова А.М. Мухтарова , Н.Н. Нег¬матова , Ю. Яку¬бова , профессоров Х.Н. Назарова , М.Б. Бобохонова , А.И. Исакова , С. Абдуллоева , О. Бо¬киева Х. Пирумшоева , Н.Б. Хотамова и другие. Кроме того, за это десятилетие довольно объективное научное освещение проблем древней, средневековой и новой истории таджикского народа даётся в трудах Б.А. Литвинского, В.А.Ранова, М.А.Бубновой, Г. Хайдарова, Р.Абулхаева, А.Раджабова, О.Турсунова, А.Саидова, Х.Камола, Г.Гои¬бова, Д.Довуди, Н.Амиршохи, М.Исоматова. В этих исследованиях, написанных без идеологического давления или ограничений, используются новые материалы и источники.
Еще в конце 1980-х годов возникла необходимость в многотомном исследовании по истории таджикского народа. Во-первых, прошло более 20 лет с момента публикации трехтомной в пяти книгах академического издания. За это время было проведено и написано много исследований по истории таджикского народа, были открыты и изучены многочисленные археологические памятники, материалы этнографии, а также стали доступными многие новые первоисточники и архивные документы.
В то же время развитие отечественной исторической школы предоставило необходимые возможности для издания новой фундаментальной многотомной книги по истории таджикского народа. Поэтому Институт истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук запланировал создать новый фундаментальный шеститомный научный труд «История таджикского народа». Первый том «Истории таджикского народа» был издан в 1998 году и посвящен истории древнейших, древних и раннесредневековых времен. В 1999 году вышел второй том, охватывающий период становления таджикского народа и историю VI-X в. н.э.
Публикация первых двух томов, написанных с привлечением последних достижений в области истории, археологии, нумизматики, этнологии и других социальных наук, ознаменовала поворотный момент в отечественной историографии и таджиковедении в целом.
В течение 2004-2013 гг. вышли и другие тома фундаментальной «Истории таджикского народа». Следует отметить, что его издание, основанное на новейших исследованиях отечественных и зарубежных ученых, явилось одним из уникальных достижений, как Института, так и таджикской исторической школы в целом. Новизна этого издания заключается в том, что впервые была написана история таджикского народа на основе новой периодизации, где в центре исследования находятся именно таджики. Если до сих пор история таджиков рассматривалась в составе того или иного династийного государства, то теперь она была изучена в контексте основных исторических этапов.
Особое развитие историческая наука получила во втором десятилетии текущего столетия. Параллельно с этим фундаментальной работы учеными Института были написаны десятки монографий, сотни исследований и научных статей по культуре, археологии, этнологии и другим направлениям истории таджикского народа. Проблемы историографического характера нашли свои решения в работах академика Р.Масова, член-корреспондента Х. Пирумшоева, С.Мухид¬динова, В.В. Дубовицкого, С. Бобо¬муллоева, Н.Амиршохи, Н. Убайдуллоева, Н. Ходжаевой, истории культуры посвящены исследования Н.Нурджанова, А.Раджабова, Л.Н. Додхудоевой, Г.Майтдиновой, Р.Мукимова, Б. Кабиловой и ряд других авторов.
В области этнографии специалисты Института проделали большую работу. Наряду с изучением теоретических вопросов этнологии и этногенеза, сбором этнографических материалов, особенно различных образцов народных промыслов разных регионов страны, сотрудники Института исследовали, отредактировали и представили для публикации большое количество архивных материалов по этнографии. Самым значительным достижением в этом направлении является завершение двухтомного труда «Этногенез и этническая история таджикского народа». Ученые Института принимали активное участие в издании совместной книги «Таджики» из серии «Народы и культуры», организованной Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН.
Одно из основных направлений деятельности историков республики, особенно Института истории является археологическое изучение территории республики, которая богата археологическими памятниками истории и культуры. В настоящее время их насчитывается более 3000. Важной особенностью является то, что среди них есть памятники всех периодов каменного века. Отдел археологии института в тесном сотрудничестве с ведущими зарубежными археологическими учреждениями проводит систематическое археологическое изучение. Результаты археологических работ, сводки и предварительные выводы регулярно публикуются в ежегоднике «Археологические работы в Таджикистане» (на сегодняшний день вышло 44 выпуска), сборниках, монографиях и отдельных статьях. На протяжении многих лет археологи института сотрудничают со специалистами Института востоковедения РАН, Санкт-Петербургского Государственного Эрмитажа, Института истории материальной культуры РАН, а также археологами из Германии, Франции, Италии, Японии и Китая. Взаимное сотрудничество способствует развитию археологических работ, реставрации и восстановлению археологических артефактов, и распространению научных результатов исследований.
Разумеется, в объеме одного доклада, охватить содержание многочисленных исследований историков республики в годы независимости практически невозможно. Возникла необходимость создать цельный историографический труд, в котором комплексно анализировались бы не только достижения отечественной исторической науки, но и отдельные промахи и упущения на современном этапе ее развития. Тем не менее, даже упомянутые нами исследования недвусмысленно показывает неуклонный рост этой научной области, крайне важной для формирования общественного мышления, национального самосознания, да и в целом всеобщего прогресса науки.
В этой связи нельзя не отметить, особую роль Институт истории, археологии и этнологии имени А. Дониша вносящего ценный вклад в развитие национальной, да и региональной исторической науки, столь необходимой для осознания реалии современного общества, национального единства, самосознания и формирования национальной идентичности посредством изучения и популяризации многовековой истории таджикского народа, древних традиций и обычаев предков, богатой и уникальной культуры таджиков. В 2021 году ученые Института приступили к написанию двенадцатитомной «Истории таджикского народа» на основе материалов первоисточников и последних исследований в этой области, особенно трудов таджиковедов. Написание этого многотомного труда рассчитано на два пятилетия.
Уместно также отметить, что, несмотря на различные нападки некоторых так называемых «историков» и ряда журналистов о якобы необъективном подходе профессиональных историков в освещении исторических событий советского периода, профессиональные историки как в Институте истории, археологии и этнографии имени Ахмада Дониша, как и большинство историков вузов республики, неуклонно стоят на позиции защиты принципа подлинного историзма.
В целом, научные достижения ученых-историков в годы независимости убедительно свидетельствует о неизменном развитии этой науки по пути утверждения принципа историзма в отечественной историографии.