joomla
free templates joomla

АРАБИСТИКА В ТАДЖИКИСТАНЕ (СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД)

   Основы востоковедческой науки в Таджикистане были заложены трудами русских ученых - ориенталистов В.В. Бартольда, Е.Э. Бертельса, С.Ф. Ольденбурга, А.А. Семенова, М.Е. Андреева и других, а также таджикских ученых С. Айни, Б.Г. Гафурова, А.М. Богоутдинова, А.М. Мирзоева, М.Д.Диноршоева и других.
В трудах этих ученых разрабатывались различные важные вопросы истории, культуры и философии таджикского народа и народов сопредельных стран Ближнего и Среднего Востока. С развитием востоковедческой науки в Таджикистане возникла и постепенно получила развитие и такая ее отрасль, как арабистика.
Главная задача арабистики в Таджикской республике состояла в изучении богатого исторического и культурного наследия таджикского народа, сохранившегося до наших дней на арабском языке. Другой важной ее задачей было исследование разнооб­разных аспектов истории, экономики, политики, науки и культуры стран Арабского Востока, с которыми таджикский народ в прошлом поддерживал тесные отношения. Изучение этих связей способствовало раскрытию путей культурного взаимообогащения этих народов. Являясь частью советской востоковедческой школы, таджикская арабистика также видела одну из своих задач в том, чтобы объективно изучать историю культуры, в первую очередь, языка и литературы, а также актуальные проблемы нового и новейшего периода в истории арабских стран, исследовать многогранные аспекты сотрудничества бывшего СССР с арабскими странами, и показать вклад Таджикистана в это сотрудничество.
До настоящего времени процесс становления и развития молодой таджикской арабистики никем не освещался, хотя исследования таджикских арабистов упоминаются в отдельных обзорах востоковедческих работ или изданиях справочного характера [27,168; 27,15-81; 27,217].
До конца пятидесятых годов в Таджикистане по существу не было специального востоковедческого центра, где проводились бы исследования в области арабистики, не существовало даже какой - либо базы для подготовки национальных кадров арабистов. Лишь в 1958 году на основе сектора таджикской классической литературы и восточных рукописей ИЯЛ AН Таджикской ССР был создан Отдел востоковедения и письменного наследия АН Таджикской ССР. Профилирующее положение в Отделе до 1966 г занимал сектор современного Востока. Актуальность научных исследований, проводимых сотрудниками этого сектора, вызвала необходимость его расширения. На его базе в 1967 г. было создано три сектора: сектор Ирана и Афганистана, сектор Индии и Пакистана и сектор арабских стран, переименованный позднее в сектор арабистики.
В 1970 г. Отдел востоковедения и письменного наследия был преобразован в Институт востоковедения, включавший в числе шести секторов и сектор арабистики, который после реорганизации внутренней структуры Института в 1980 г получил название сектора литератур арабских стран.
Наряду с созданием в 1958 г Отдела востоковедения и письменного наследия в том же году при историко-филологическом факультете Таджикского Государственного университета им В.И. Ленина была открыта кафедра восточных языков с отделениями персидского и арабского языков[1]. Первым руководителем этой кафедры стал ныне покойный академик А.М. Мирзоев, возглавлявший впоследствии на протяжении многих лет (до 1976 г.) Институтвостоковедения АН Таджикской ССР. Первыми преподавателями арабского языка и арабской литературы стали Хасан Ибрахим ан-Наккаш, араб по национальности, уроженец Ирака, и выпускникфакультета восточных языков Ленинградского университета им. А. Жданова Владимир ПавловичДемидчик, впоследствии доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой арабского языка на факультете восточных языков ТГУ им. В И Ленина.
В различные периоды в качестве преподавателей на кафедре арабского языка работали выходцы из арабских стран ал-Фахри, ал-Басюни, Зуннун ал-Мисри, А.Наджарян, не оставившие, к сожалению, заметного следа в таджикской арабистической науке. Отдельно в этом ряду стоит фигура Хасана Ибрахима ан-Наккаша, воспитавшего целую плеяду таджикских арабистов, внесшего ощутимый вклад в таджикскую арабистику своими научными работами и переводами с арабского на таджикский и, наоборот, произведений Абуали ибн Сина (Авиценны). Он нашел покой на таджикской земле, ставшей ему второй родиной.
В советское время основные научные силы арабистов республики преимущественно были сосредоточены в Институте востоковедения АН Таджикской ССР и на факультете восточных языков Таджикского госуниверситета. Последний являлся основной кузницей кадров арабистов в республике, первый выпуск которых состоялся в 1963 г. С тех пор отделение арабского языка факультета окончили свыше четырехсот человек, которые наряду с профессией филолога-востоковеда получили и специальность преподавателей арабского и таджикского языков и литературы. Выпускники арабского отделения трудились на различных объектax, строившихся с помощью СССР в странах Арабского Востока, работали в различных арабских странах в качестве дипломатов, в тогдашних партийных и советских органах, в системе народного образования республики и т.д.
Кроме Института востоковедения АН Таджикской ССР и Таджикского госуниверситета, отдельные арабистические исследования велись в Институте языка и литературы, Институте исто­рии и Отделе философии АН Таджикской ССР.
Основную базу для развития востоковедческой науки в рес­публике, особенно арабистики, представлял собой Фонд рукописей имени А.М. Мирзоева, насчитывающий свыше 12000 рукопи­сей и 5000 литографий на таджикском, персидском, арабском и других языках. Если описание персидско-таджикских рукописей и составление их каталога в 10-томах в основном завершено, то первичная обработка и научное описание арабских рукописей только начинается и в этой области, надо полагать, исследователей-арабистов ждет немало уникальных находок.
Большое число арабских рукописей хранится и в Восточном отделе Государственной публичной библиотеки имени Абулкасима Фирдоу­си (Ныне национальная библиотека Республики Таджикистан).
Эти рукописные фонды ежегодно пополнялись в результате специальных экспедиций ученых Института востоковедения, в том числе арабистов, в различные районы республики. Некоторые владельцы частных собраний сами приносили и продавали или дарили Институту хранившиеся у них рукописи.
За десять - пятнадцать лет после своего образования востоковедческие учреж­дения Таджикистана значительно окрепли, пополнились зрелыми научно-педагогическими кадрами арабистов, которые осуществлялихранение, описание, каталогизацию и восстановление рукаписей, проводили актуальные исследования в области арабского языка и литературы, истории арабских стран и арабской философии, изучали проблемы таджикско-арабских литературных связей. Результаты этих исследований актуализовались в виде диссертаций, моногра­фий, брошюр, научных и научно-популярных статей и т.д.
В области арабского языка первые небольшие работы затрагивали преимущественно вопросы влияния арабского языка на таджикский, присутствия арабской лексики в стихах того или иного персидско-таджикского поэта, в частности, в наследии осно­воположника персидско-таджикской литературы Абу Абдулло Рудаки [20]. Но такие работы предпринимались, в основном, в связи с чествованием юбилеев средневековых писателей и поэтов и не носили систематический характер. Впоследствии проблемой лингвистических и экстралингвистических арабских заимствова­ний в таджикском языке по материалам таджикской прессы 20- 30 годов прошлого столетиязанималась Т. Бердыева, написавшая на эту тему и защитившая докторскую диссертацию, опубликовавшая ряд дру­гих работ [8].
Как известно, на территории республик Средней Азии, в том числе Таджикистана, проживает много арабов, ассимилировавшихся с коренным местным населением - таджиками, узбеками и туркменами. Изучение их языка и говоров было начато еще советски­ми учеными Г.В. Церетели и И.Н. Винниковым. Свой вклад в это дело внес и таджикский ученый Г. Джураев, опубликовавший монографию «Говоры таджикоязычных арабов» [16,155-156]. Хотя он и не является арабистом, но его работа имеет важное значение, по­скольку содержит наблюдения в такой области, которая, по словам И.Ю. Крачковского, «имеет исключительное научное значе­ние и обещает произвести некоторый переворот в арабской диа­лектологии вообще» [19,165].
Таджикские арабисты - востоковеды изучают лингвистические аспекты различных литературных памятников средневековья. Язык «1001 ночи» был проанализирован в кандидатской диссертации Ф.А. Исаевой[15], которая затем работала над изучением языка памятников народной литературы мамлюкского периода. Лингвистические основы топонимики в трудах Йакута ал-Хамави исследованы в работе С. Сулаймонова, которая была успешно защищена в Москве в качестве кандидатской диссертации [26]. Сред­невековые арабско-персидские словари (X-XII вв), в частности, труды Абулфазла ал Майдани, являются объектом изучения А. Ходжиева. Перу средневековых персидско-таджикских авто­ров принадлежит немало сочинений, написанных в области грам­матики арабскою языка. Один из наиболее известных подобных трудов - трактат по грамматике Абдуррахмана Джами, о кото­ром готовила свою работу Д. Эшонджонова. Немало уделялось внимания и современной языковой ситуации в арабских странах, в частности, в Сирии, Ираке, Йемене, над чем работали Н.Гиясов и С. Дадабаев.
Особое внимание таджикских арабистов привлекает история родного края в свете данных арабоязычных хроник и географи­ческих сочинений, процесс завоевания арабами Хорасана н Мавераннахра и героическая борьба таджикского народа и других пародов Средней Азии против иноземных захватчиков. Политичес­кое положение среднеазиатского региона накануне и в период первых завоевательных походов арабов на основе «Футух ал-булдан» ал-Балазури и других исторических сочинений широко рас­смотрен в диссертационной работе Г.Гоибова и серии его статей [9,30-136] отличающихся глубоким знанием источников, умением выстроить реальную картину происходивших событий и дать им объектив­ную оценку.
Ослабление аббасидского халифата в результате народных движений привело к образованию в различных областях его са­мостоятельных государств, одним из которых было государство Бувайхидов в Западном Ираке, которые настолько упрочили свои позиции, что захватили столицу халифата Багдад. Этот период в истории халифата обстоятельно был освещен в монографии X.И. ан-Наккаша «Ирак в эпоху Бувайхидов» [24], которая усилиями его учеников была опубликована в Душанбе в 1989 г. и в Худжанде в 2019 г.
Положение в Мавераннахре и Хорасане в период правления Караханидов по материалам сочинения «Мулхакатас-сурах» Джамалуддина ал-Карши отражено в работе А. Саидова.
Таджикские арабисты не оставались в стороне от изучения проблем истории собственно арабских стран в новое и новейшее время. Р. Абдуллаев защитил в Москве кандидатскую диссертацию на тему сотрудничества Иракской Компартии с правящей в Ираке партией БААС в рамках Прогрессивно-национального патриотического фронта» [2]. Роли Таджикистана в сфере торгово-экономического сотрудничества СССР с развивающимися странами зарубежного Востока, в том числе, с арабскими странами, была посвящена кандидатская диссертация Д.Давлатова.
Одним из новых направлений в таджикской арабистике является изучение литературного и научного арабоязычного наследия средневековых персидско-таджикских поэтов, писателей, ученых с целью более глубокого и серьезного освещения вопросов, связанных с этим наследием. Таджикские исследователи обраща­ются к самым истокам – иноязычному, точнее, арабоязычному сос­тоянию персидско-таджикской литературы, в котором она пребывала в результате арабских завоеваний и распространения арабского языка, двухвековое господство которого наложило сильный отпечаток на интеллектуальную жизнь той эпохи. В этом направ­лении важно отметить работу Н. Захидова который, исследуя арабоязычное творчество поэтов иранского происхождения, живших в эпоху Омейядов и первых Аббасидов, выявляет пути про­никновения персидско-таджикского влияния в арабскую поэзию этого периода. Арабоязычное наследие персидско-таджикских поэтов X-XV вв., явление двуязычия в персидско-таджикской поэ­зии IX-XV вв. и персидско-таджикские и арабские литературные связи составляют сферу научных интересов автора настоящих строк, результаты исследования которого были изложены в серии статей в отдельной монографии [21,121-132]. Сопоставительному анализу подверг арабскую и персидско-таджикскую просодию М.Умаров, уделив основное внимание выявлению их общих черт и отличительных особенностей.
Значительный толчок делу изучения перевода и издания ли­тературного и научного наследия персидско-таджикских авторов, написанного на арабском языке, дало прошедшее в 1980 г. празднование 1000 - летнего юбилея Абуали ибн Сины. Арабисты Института востоковедения АН Таджикской ССР совместно с научными сотрудниками Института философии перевели с арабского и фарси на русский и таджикский языки и опубликовали целый ряд его сочинений. По решению оргкомитета по проведению юбилея, запланировано издание 10 томов избранных сочинений Ибн Сины на таджикском и 5 томов на русском языке.
В период юбилея в Москве (издательство «Наука») вышел однотомник его избранных сочинений [14], в Душанбе вышли первые тома на русском [3] и таджикском [4] языках в переводах с арабского. Издан сборник его стихов, включающих поэтическое насле­дие ученого на арабском языке [5]. Вышел в свет в переводе с арабского на таджикский язык поэтологический трактат Ибн Сины «Искусство поэзии» вместе с аналогичными трудами Фараби, Ибн Рушда и НасираддинаТуси [6]. Громадную работу в этой области проделал таджикский арабист С. Шахобуддинов, который наряду с переводом с арабского языка на таджикский ряда научных трактатов Авиценны, перевел особо ценное его многотомное сочинение «ал-Канун фи-т-тибб», которое будетвместе с исследовательской частью и многоязычным терминологическим словарем издано в Душанбе в шести томах на родном языке автора. Работа в этом направлении продолжается, но переводчики трудов Авиценны, как и других философских и научных сочинений, испытывают некоторые затруднения при передаче на современные русский и таджикский языки всех тех сложных понятий и образов, которыми они изобилуют. Поэтому возникла настоятельная необходимость в создании арабско-таджикско-русского словаря философских и научных терминов, который издал доктор филологических наук С.Сулаймонов.
В Таджикистане проводятся исследования и в области арабской классической литературы Проблемы развития жанра газель в арабской поэзии VII-VIII вв. изучались А.Юлдашевым. Отдельные аспекты творчества Абу-л-Ала ал-Маарри исследованы в опубликованной работе С.Шукроевой «Эсхатологическая часть «Послания о прощении» Абу-л-Ала алМаарри» [29]. В области средневековой литературы усилия арабистов факультета восточных языков Таджикского Госуниверситетабыли сконцентрированы вокруг арабской поэзии и прозы мамлюкского периода. Следует отметить здесь работы В.П. Демидчика, посвященные мусульманской космологической концепции [11].
Немалое место в исследованиях арабистов Таджикистана занимают проблемы арабской литературы в новое время. Творчество крупнейшего арабского просветителя Рифааат-Тахтави и его роль в развитии общественно-политической мысли арабских стран освещены всесторонне в научных трудах Н.А. Каххаровой [17], на протяжение многих лет возглавлявшей сектор литератур арабских стран Института востокооведения АН Таджикской ССР. Перу Н.A. Каххаровой принадлежат также работы, отражающие проблему восприятия персидско-таджикской литературы и творчества отдельных ее выдающихся представителей на Арабском Востоке [18,83-86]. Она является также составителем (совместно с Т. Mapдоновым) первого сборника стихов арабских поэтов, посвященных В.И. Ленину. Октябрьской революции и Советской стране[2]. Современная суданская поэзия подвергнута анализу в специальном исследовании В.П. Демидчика [10]. Жизни и творческой деятельности известного просветителя Насифа ал-Йазиджи посвящена работа Ф. Дехоти [12]. Проблемы развития различных жанров и литературно - критических теорий в современной арабской литературе исследовались X.Муминовым [22], М. Хусейнзаде [28], К.Мусофировым [23], Н. Шамсовым, А.Эмомовым и другими. Иракская литература XIX в., и особенно творчество ее видного представителя Маруфа ар-Русафиизучены X.И. Наккашем. Творчество крупного прогрессивного ливанского писателя - публициста Раифа Хури исследовано А.Ахмеджановым [7]. Из числа работ неарабистов, исследующих литературу в арабских странах, хочется упомянуть работы И.С. Раджабовой[26] и Н.Абдолова [1], соответственно посвященные франкоязычным и арабоязычным писателям и поэтам современного Алжира и Туниса
Конечно, в этой небольшой статье невозможно назвать все те работы, которые осуществлены арабистами Таджикистана до периода провозглашения Республики Таджикистан своей государственной независимости 9 сентября 1992 года. А сделано ими сравнительно немало.
Суммируя хотя бы малую часть достигнутого таджикскими арабистами на пройденном этапе, можно заключить что своими исследованиями они внесли ощутимый вклад в освещение неизученных проблем ис­тории и культуры арабских стран, арабско-таджикских историко-культурных и литературных связей, в исследование арабоязычного научного и литературного наследия таджикского народа.
Настоящая работа является первой из задуманной серии «Арабистика в Таджикистане», которая будет содержать также более развернутые статьи об арабистических исследованиях таджикских ориенталистов в период независимости и новейший период.
Литература:
Абдолов Н. Особенности формирования арабояэычной тунисской литературы XIX-XX вв. АКД. М, 1979.
Абдуллаев Р. Опыт сотрудничества Иракской Компартии и партии
Давлятов Д. Р. «Таджикистан в системе торгово-экономического и культурного сотрудничества СССР с зарубежными странами Востока». АКД, М., 1980.
Абу Али ибн Сина Избранные сочинения. Душанбе: «Ирфон», 1980.
Абу Алќибни Сино. Осоримунтахаб, т. 1. Душанбе, 1980; то же: т. II Душанбе, 1983.
Авиценна Сатурна предел Душанбе, «Ирфон», 1980.
Аристотель, Фороби, Ибни Рушд, НасираддиниТуси. «Фанни шеър». Душанбе, «Ирфон», 1985.
Ахмеджанов А. Творчество современного ливанского писателя публициста РаифаХури. Автореф кант.дис. М., 1966.
Бердиева Т. Лингвистические и экстралингвистические заимствования арабских элементов в таджикском языке (по материалам прессы 20-х годов), Душанбе, 1969.
Гоибов Г. Ранние походы арабов в Среднюю Азию (644-704 гг. ) АКД. Баку, 1980; его же: «Завоевание Хорасана» Ахмада ал-Балазури. Душанбе, изд-во «Дониш» (в печати); ал-Балазури и его произведение «Футух ал-булдан» //Изв. АН Тадж ССР, ООН №4 1971; «Первые исторические повествования об арабских завоеваниях и их место в становлении арабской историографии» // Изв. АН Тадж. ССР ООН, №1, 1977; «К вопросу о хронологии правления бухарских правителей периода арабских завоеваний (VII-VIII вв.» // Изв. АН Тадж. ССР, ООН №3 1978; К исторической географии и политической истории Буттама и Пенджикента в VII-VIII вв.» //Изв АН ТаджССР, ООН № 2, 1984; «К исторической топонимике городов Хорасана, Мавераннахра и Хорезма в VII-X вв.» - Сб .«Хорезм и Мухаммед ал-Хорезми в мировой истории и культуре», Душанбе, 1983 - С. 30-136; «Мухаммад Муса ал-Хорез­ми», Душанбе, 1983.
Демидчик В. П. Суданская поэзия XX в. Душанбе, 1972.
Демидчик В.П. Закарийа ал-Казвини и жанр мирабилий в арабской литературе до XIV в. АДД, М., 1979; его же: «География» или «Памятники стран и предания о людях» Закарийа ал-Казвини, Душанбе: «Ирфон», 1977.
Дехоти Ф. Творчество сиро-ливанского писателя XIX в Насифа ал-Йазиджи. АКД. Ташкент, 1974.
Земля добра и света». Арабские поэты о Ленине, Октябре и Стране Советов (Составители и aвторы предисловия Н.Каххарова и Т.Мардонов) Душанбе, «Дониш», 1980.
ИбнСина. Избранные философские произведения», М.: «Наука», 1980.
Исаева Ф.А. Диалектизмы в 1001 ночи. АКД, М., 1978.
Ҷураев Г. Лаҳҷаҳои арабҳои тоҷикзабон.Душанбе, (Тақриз: У. Обидов, Т. Мардонов. Таҳқиқи лаҳҷаҳои арабҳои тоҷикзабон //«Садои Шарқ», № 11. 1976. –С. 155-156).
Каххарова Н. Рифа’аРафиат-Тахтави и его произведение «Извлечении чистого золота из посещения Парижа». АКД, М., 1966; ее же: «Путешествие в Париж Рифа’аат-Тахтави», Душанбе, 1968.
Каххарова Н. Стихи устода Рудами на арабском языке. – Сб. «Памяти устода Рудаки» (на тадж. яз.), Душанбе, «Дониш», 1978. - С. 83-86.
Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. Т.V. М.-Л.,1958. -С. 165.
Маджи А. «Рудаки и арабский язык». – Газ. «Коммунист Таджикистана», 1 июня 1957.
Мардонов Т.Н. «Об одном раннем двуязычном персидско-таджикском поэте – Сб.: Письменные памятники Востока. История, филология. М., 1979. –С. 121 –132; его же: «ал-Джахиз и возникновение арабско-персидского двуязычия» - Сб. «Молодые ученые 100-летию С. Айни. Мат. Конф. молодых ученых Таджикистана, посвященной 100-летию С. Айни (Общественные науки), Душанбе, 1980. –С. 44-50; его же: «Шахид Балхи-двуязычный поэт» (на тадж. язы­ке) // Известия АН ТаджССР ООН № 4, 1978. - С. 95-102; его же: «Рудаки и арабская литература» (на тадж. яз.) // «.СадоиШарѕ», №9, 1976. –С. 131- 135; Арабско-таджикское двуязычие в поэзии IX-X веков. – Душанбе: Маориф, 1993. – 165 с.
Муминов X.К. Михаил Нуайме как теоретик критического реализма. АКД. Ташкент, 1975.
Мусафиров К. Социальная драматургия Тауфикаал-Хакима. АКД. Ташкент 1972.
Наккаш X.И. Ирок дар давраи Бувайхиён. Душанбе: Ирфон, 1989; Худжанд: Нури маърифат, 2019. – 100 с.
Раджабова И.С. Современная алжирская франкоязычная литература. Душанбе, 1974.
Сулаймонов С. Лингвистические основы топонимики в трудах арабского средневекового автора Йакута ал-Хамави (XIII в.). М., 1979.
Хренов К. Арабистика в Таджикистане. -Газ. «Вечерний Душанбе», 7 апреля 1978; «Академия наук Таджикской ССР» (Справочник). Душанбе, 1979. -С. 168; X.Назаров. Развитие востоковедения в Таджикистане» //Изв.АНТадж. ССР, ООН, №4, 1983. - С. 75-81; «Таджикская советская энциклопедия» (натаджик яз.) т. I, Душанбе, 1978. -С. 217.
Хусейн заде М.Ш. Феллах в литературе Египта Душанбе, 1973.
Шукроева С. Эсхатологическая часть «Послания о прощении» Абу-л-Ала ал-Маарри». Душанбе, 1976.
Таджиддин Мардони,
доктор филологических наук, профессор,
главный научный сотрудник отдела
Ближнего и Среднего Востока
Института Азии и Европы НАНТ