joomla
free templates joomla

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ В УСЛОВИЯХ УГЛУБЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА

   Изучение отношения национального самосознания и соци­ального бытия с позиции разрешения проблем социального нера­венства включает исследование всех его многообразных и истори­чески меняющихся типов и форм.
Социально-экономические процессы, которые произошли в Таджикистане, со времен приобретения статуса государственной независимости, радикально изменили ту систему страт на которых «стояло» таджикистанское общество. Сегодня эта система совершенно иная, чем она была до конца 1980-х гг. Определяя новый характер расслоения таджикистанского общества, эти процессы имеют как позитивные, так и негативные последствия.
  Новая социальная стратификация складывается не столь открыто, как, например, происходит миграция. Это процесс другого типа: люди замечают перемены только после того, как новые социальные группы уже набрали силу, вышли из тени, заняли в обществе важные места. Социальный статус - главный инструмент приобретения людьми власти, признания, капитала и положения в обществе. Поэтому борьба за новые, более высокие статусы носит весьма напряженный и чаще всего скрытый, теневой характер. Различные формы собственности на средства производства и, главное, наличие или отсутствие этой собственности выступали как главные критерии социального статуса, интенсивной, стратификации в обществе, национального самоопределения и формиро­вания национального самосознания.
Как известно, обогащение первых таджикских предпринимателей происходило по-разному. Оно облегчалось порой «правовым беспределом», дающим неограниченные возможности для присвоения различных «кусков» частной и порой государственной собственности. Естественно, все это происходило в тени. Таким образом, вполне вероятно, что к характере «первоначального накопления» и заключается причина того, что постсоветская экономика и постсоветское общество сформировались как теневые.
Либерализации всей системы оплаты труда и освобождения от жесткого централизованного регулирования, способствующих появлению новых форм получения доходов, в частности, от собственности и предпринимательской деятельности, определили новый характер расслоения таджикистанского общества. Доходы работающей части населения стали больше зависеть не от установленной «сверху» системы должностных окладов и тарифов, а от конкретной работы предприятий, их умения действовать на рынке, конкурируя с другими субъектами экономической деятель­ности. Это не только усиливает стимулы к более эффективному труду, но и направляет трудовую мобильность в экономически активные сферы хозяйственной деятельности.Фундаментальные изменения в механизмах и способах полу­чения доходов в условиях рыночной экономики существенно повлияли на характер дифференциации доходов населения и социаль­ного расслоения общества. Места людей в социальной стратифи­кации «задаются» многомерными показателями социального ста­туса, как: размер дохода, накопление имущества и текущее потреб­ление, профессия, определяющая характер труда, объем власти, уровень образования и стиль жизни. Поскольку практически каж­дый из показателей может иметь разные значения, люди оказы­ваются «выше» или «ниже» друг друга. Если экономический статус членов таджикистанского общества раньше был контрастным - имущие и неимущие, то теперь конкретная характеристика поло­жения большинства населения, на наш взгляд, является не оди­наково пестрым - имущие, малоимущие и неимущие. Это свиде­тельствует о том, что экономическое расслоение общества происхо­дит независимо от того, организованно оно проходит или не организованно, на демократической основе или конфессиональной. Факт то, что члены таджикистанского общества постепенно разде­ляются на различные группы согласно их роду деятельности, занятиям, а некоторые даже по интересам и профессиям. В связи с этим некоторые профессии начинают приобретать особенный статус - это экономисты, финансисты, юристы, программисты, земледельцы, предприниматели, инженеры-домостроители, которые сегодня считаются престижными и популярными.
Включение механизма рыночной экономики в Таджикистане повлекло за собой активное вовлечения населения в различные роды деятельности и обусловило формирование определенных, характерных капитализму классов и слоев. Люди - практически действующие существа, поэтому именно они создают социальные системы. Но создают они их в определенных социальных и природных условиях, возникших без их участия,(1,118) - писал К.Маркс. В условиях медленной структурной перестройки экономики, недостаточное внутреннее инвестирование, нерациональное исполь­зование внешних инвестиций привели к незначительному росту производства и замедлению общественного развития.(2,48-52)
В настоящее время в таджикистанском обществе, в условиях перехода рыночной экономики наблюдаются определенные тенденции к классообразованию. Выделяются классы земельных собст­венников, землевладельцев и мелкой буржуазии, которых мы мо­жем рассматривать как качественно новые классы и часть будущей буржуазии. В эту группу также можно отнести и тех, кто приобрел акции главнейших, но слабофункционирующих в стране промыш­ленных предприятий, домостроительных организаций, и тех, кто создали малые предприятия с ограниченными возможностями или организовали свой частный бизнес, АОО и т.п. Все они охватывают большую часть и многопрофильный спектр деятельности.
Необходимо отметить, что одни и те же категории выступают то, как класс, то, как часть класса, то, как слои. Картина классов признает существование в современном таджикистанском обществе различных слоев. Эта социальные категории осознают себя в новом качестве, воспринимая свои классовые интересы как социально значимые. Понимая базовую тенденцию их развития - тенденцию к поляризации, все они, в перспективе не должны исчезнуть, а формируя средний класс, могут стать производительной силой общества. Таким образом, одни реальные процессы жизни людей определяют другие реальные процессы. Прямая или косвенная причастность к перераспределению собственности служит сегодня важнейшим фактором, определяющим статус работников. Соци­альная структура таджикистанского общества, претерпев опреде­ленные изменения по сравнению с советским временем, тем не менее, сохранила некоторые основные черты. Для существенной трансформации этой структуры необходимо глубокое преобразование систем собственности, которое займет еще несколько десятилетий.
Важно подчеркнуть, что развитие форм жизнедеятельности, прогресс культуры и науки постоянно усложняют и изменяют конкретные формы отношения сознания и бытия и ставят множество проблем перед философией и социологией. Наше исследование проблем формирования национального самосознания в условиях углубления социального расслоения общества вплотную столкнулось с вопросами неравенства. «Национальные вопросы» составляют одну из главных аспектов общего учения о правовом неравенстве членов одного и того же государства: одни имеют привилегии, другие ограничены. Под ограничением подразумевается национально-правовые ограничения, т.е. весьма ощутимые ограни­чения в рамках единого экономического, политического и куль­турно - пространства.
Формирование национального самосознания в принципе мо­жет рассматриваться как форма самоопределения людей, позволяю­щая им в реальных противоречиях общественной жизни сохранять в себе позитивное самосознание. Регулирующие социально-экономи­ческие отношения и осмысления эмпирических ситуаций форми­рует самосознание и национальное самосознание в реальных обстоятельствах жизни и социальных условиях общественного развития. Объективные факторы как: расслоение социальных струк­тур общества в условиях национального суверенитета воздействуют на национальное самосознание как позитивно (формируя социаль­но-политическую активность личности), так и негативно (насильст­венно внедряя в сознание личности необходимость перемен и вклю­чения его в политическую жизнь страны). Во всех широкомасш­табных начинаниях, например, в коммерческих целях или в пред­принимательской деятельности, поддерживаются те инициативы, которые особенно не перечат национальным интересам.
Таким образом, сегодня в Таджикистане, как и во всем пост­советском пространстве, проблема неравенства существует не толь­ко как всеобщая характерная черта антагонистического общества (сформировавшееся на базе социалистических отношений) капитализма, но и как проблема глубинного культурно-психологического и социологического характера.
Как выяснили, «национальное» неравенство есть лишь част­ная форма общего социального неравенства. Соотношение глубинно- сущностных и эмпирически-этнических обуславливающее неравенство причин, связаны с мерой развитости не только культур, но и мерой осознанности принадлежности отдельного человека или группы людей к определенной общности или классу. Мера развитости этого соотнесения может быть различной, колеблющей от простого осознания этнической принадлежности до глубоко прочувственного и осмысленного понимания сущности своей на­ции, нерасторжимости своей индивидуальной судьбы и судьбы своей нации. Эти особенности внутренней структуры националь­ного самосознания необходимо учитывать при рассмотрении проб­лем соотнесения глубинно сущностных и эмпирически-этнических как обуславливающих возникновения неравенства.
Важной стороной национального самосознания является осоз­нание людьми своей принадлежности, именно к этой, а не другой национальности. Национальное сознание человека нацелено на внешнюю социальную среду, которая их окружает, на статус и положение, которое занимает общность. Важно теперь и то, что человек фокусирует свое внимание на ту социальную группу, на тот социальный слой, к которому он принадлежит. Национальное сознание, его познавательный процесс не входят непосредственно в круг предметов его сознательного опыта. Национальное самосоз­нание в этом случае выражается как бы «неявным» образом.
Как известно, явные формы самосознания, когда те или иные феномены сознания становятся предметом специальной аналитической деятельности субъекта, носят название рефлексии. Важно отметить, что рефлексия - это всегда не просто осознание того, что есть в человеке, а одновременно и изменение самого чело­века, попытка выхода за границы того уровня развития личности, который был достигнут. Сознание нельзя полностью свести ни к одному из целого ряда условно выделяемых и представленных ему миров: к миру идей, понятий, значений, научных знаний; к миру человеческих ценностей, эмоций и смыслов; к миру образов, представлений, воображений, культурных символов и знаков; к миру производительной предметно-практической деятельности. Еще меньше его можно свести к миру предметов, созданных в результате такой деятельности, в том числе орудий и средств новейшей информационной технологии. Сознание не только рождается и присутствует в этих мирах. Оно может метаться между ними, погружаться в один из них; подниматься или витать над всеми ними; сравнивать, оценивать, судить их. Оно может судить и самое себя. Вот почему так важно, чтобы все эти миры, включая и мир сознания, были открыты ему. Именно в этом случае сознание будем обладать не только рефлексивными, но и бытийными чертами. Оно сможет осторожно и вместе с тем решительно вмешиваться в бытие, преодолевать слепые или, бессознательные устремления, породив­шие огромное число глобальных проблем современности.
Национальное самосознание включает самооценку и само­контроль, предполагает сопоставление себя с определенным, принятой культурой и традициями, а также данным человеком идеалом Я, вынесение некоторой самооценки и как следствие возникновение чувства удовлетворения или же недовольства собой. Национальное самосознание играет огромную роль лишь в том случае, когда не теряет свою классовую основу, осознает себя не только как часть данной культуры, но и выражает динамичное исторически разви­вающееся образование национального Я, выступающее на разных уровнях и в разных формах.
Исследование и формирование такого национального созна­ния - это вызов со стороны современной социологии другим фи­лософским наукам и образованию. В поисках такого сознания социология и философия должны обратиться к культуре, мифу, религии, политике и, конечно, к своей собственной истории, где фиксируется уровень развития процесса возникновения сознания национального Я как совершенно особого образования, похожего на Я других национальных общностей. Где может оно уже совершать свободные поступки и нести за них ответственность, что с необ­ходимостью предполагает возможность кош роля над своими дейст­виями и их оценку. Это не только разнообразные формы и уровни самопознания. Это также всегда и представленные самим себе, по закону Мэрфи, события, которые иногда имеют тенденцию разви­ваться от плохого к худшему.
Психологи говорят о том, что осознание действительности на уровне восприятия себя как части конкретного целого, предполагает определенный процесс - включенность в «схему мира». Сознание предполагает выделение субъектом самого себя в качестве носителя определенной активной позиции по отношению к миру. Это выделение себя, отношение к себе, оценка своих возможностей, которые являются необходимым компонентом всякого сознания, образуют разные формы той специфической характеристики человека, кото­рая именуется самосознанием.
Самое небольшое размышление над фактом самосознания вскрывает его глубокую парадоксальность. Ведь для того, чтобы осознать самого себя, нужно видеть себя как бы со стороны.
Восприятие зеркального отображения как своего подобия кажется абсолютно очевидным. Между тем в действительности это вовсе не так. Отношение человека к самому себе опосредствовано его отношением к другому человеку. Самосознание рождается не в результате внутренних потребностей изолированного сознания, а в процессе коллективной практической деятельности и межчеловеческих взаимоотношений. Национальность рефлексивно анализирует себя в свете того или иного идеала общества, выражающего его тип отношения к другим народам. Когда народ анализирует себя, пытается дать отчет своим особенностям, размышляет над своим отношением к жизни, стремится заглянуть в тайники собственного сознания, он тем самым хочет как бы «обосновать» себя, лучше укоренить систему собственных жизненных ориентиров, в чем-то себе отказать, и чем-то еще более укрепиться. В процессе и результате рефлексии происходит изменение и развитие индивидуального сознания. Постепенный выход на более высокий уровень самосознания, который связан с осознанием себя в качестве принадлежащего к тому или иному человеческому сообществу, той или иной культуре и социальной группе. Оказывается, простое восприятие предметов и качестве существующих вне данного человека и независимо от его сознания уже предполагает определенные формы самоотнесенности как, например элементарное осознание своей социальной группы, класса и его вписанности в мир окружающих его вещей и людей.
П. Сорокин, изучая параметры национального движения и России со стороны отдельных групп (малороссов, евреев и т.п.), ограниченных в правах, замечает, что оно «представляло и представляет именно борьбу против неравенства, следовательно, направлено в сторону социального уравнения». Является весьма законным и неоспоримым право каждого гражданина на всю полноту прав, включая религиозных, политических, гражданских, публичных, культурных: язык, школа, самоуправление и т.д. Как только национальный принцип становится средством угнетения одной группой других групп, нарушается основной принцип, что высшая ценность - «равноправная человеческая личность».(4, 252)
Итак, феномен национального самосознания, который кажется чем-то очень простым и самоочевидным, в действительности оказывается очень сложным, многообразным, находящимся в весьма непростых отношениях со своим носителем. Он развивается и изменяется в процессе включения человека в систему коллективной практической деятельности и межчеловеческих отношений.
Несмотря на огромные усилия, затраченные философией и другими науками, проблема национального самосознания далека от своего решения. Много неясного таят в себе механизмы, функции, состояния, структура и свойства сознания, его взаимоотношения с деятельностью и личностью индивида, пути его формирования и развития, связи с его социальным бытием, где критерии социаль­ного неравенства особенно ощущаются в процессе внезапной ин­тенсивной стратификации. Переход всего социально - полити­ческого организма на совершенно новые возможности самопоз­нания и самореализации есть и отношение к действительности, т. е. оно есть и реальное дело. Всякое решение плодит новые проблемы. Поэтому очевидно, что между этими двумя ведущими типами отношений к миру в современном, национальном структурообразу­ющем таджикистанском обществе имеются не только существенные различия, но и реальные противоречия, преодоление которых отнюдь не просто, как не просто преодоление противоречий между сознанием и деятельностью.
Важно подчеркнуть, что вопрос о взаимоотношении наци­онального самосознания и социального бытия сводится к вопросу формирования национального самосознания в условиях углубления социального неравенства, ставится как «вечный» и актуальный.
Потому что развития форм человеческой жизнедеятельности, прог­ресс общества, культуры и науки в сторону глубокого осмысления глубинно-сущностных и эмпирически-этнических механизмов социального бытия постоянно усложняют и изменяют конкретные формы соотношения национального сознания и социального бытия и ставят множество проблем перед общественными науками.
Таким образом, изучение социальной стратификации, состояния социально-классовой структуры общества является необхо­димым условием для формирования национального самосознания в следующем ракурсе:
- обучение в общеобразовательных учреждениях и воспитание в семье в школах и трудовых коллективах, усвоение общих соци­альных принципов и установок к частнособственническим отно­шениям, навыкам и умении правильно ориентироваться, адаптация в новых условиях рыночных отношений;
- как основным звеном в цепи интенсивной стратификации, как отражение индивидуального сознания в соотношении наци­онального Я с окружающей действительностью, с общественными связями и формирование адекватного отношения к конкретным условиям жизни;
- в условиях формирующейся формы иерархии, воспитать правильное и объективное восприятие существенного положения каждого индивида, социальной группы, что поможет избежать столкновений или разредить напряжение и разрешить противо­речивых отношений в обществе. В обществе большие социальные группы, составляющие макросоциальную структуру, взаимосвязаны. Это связь выражается, прежде всего, во взаимопроникновении больших групп. Ведь в обществе нет такой ситуации, что одни люди образуют класс, другие - нацию, третьи - народ, четвертые профес­сионально-региональные группы. Одни и те же лица, одна и та же человеческая масса образуют и класс, и народ и нацию, и другие социальные образования. Все эти взаимопронизывающие социаль­ные общности выступают взаимосоставными частями друг друга. Марксистская социология подчеркивала, что рабочий класс состав­ляет костяк каждого народа. Национальная общность включает в себя классы. Со своей стороны один и тот же класс может состоять из представителей различных наций.
Когда человек воспринимает какую-то группу предметов, с осознанием себя как частью целостностного организма, статусом которым он и его общность занимают в системе других социальных реалий, пространственных и временных характеристик, ему легче будет включаться в процесс самореализации во благо общенаци­ональных целей.
Объективное социальное отношение к социальному поло­жению в обществе, осознание необходимости правильного восприятия им социальной реальности всегда придает высокий реальный статус членам общества, и преодолеть им духовный кризис.(4, 120-128)
Давлиёрова Сафаргул Тешаевна -
к.филос.н., доцент,
ведущий научный сотрудник Института изучения
проблем стран Азии и Европы Национальной
Академии наук Республики Таджикистан