joomla
free templates joomla

К 20-ТИ ЛЕТИЮ ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

Нет описания фото.Год 2021-й является для Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) знаковым – 15 июня исполнится двадцать лет с момента ее образования. Для истории срок совсем небольшой, но Организация смогла продемонстрировать даже в кризисных ситуациях свой потенциал, возможности, а значит, и доказать право на жизнь. «20-летие ШОС: сотрудничество во имя стабильности и процветания». Под этим девизом в Таджикистане в сентябре пройдет юбилейный саммит организации. «В рамах своего председательства Таджикистан намерен прилагать необходимые усилия по укреплению международных позиций ШОС. Имею ввиду продолжить практику проведения совместных мероприятий высокого уровня между ШОС и ООН», - заверил Лидер нации, основатель мира и национального единства, Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон.
8 октября 2020 года Главой государства утверждена Концепция председательства Республики Таджикистан в ШОС в 2020-2021 гг. В соответствии с Концепцией разработан План основных мероприятий и План внутригосударственных мероприятий председательства, которые охватывают свыше 100 мероприятий политического, экономического, гуманитарного характера, а так же в сферах безопасности, гендерного равенства и международного сотрудничества, большинство из которых пройдет в Таджикистане.
ШОС, созданная два десятилетия назад согласно принципам, изложенным в основополагающем документе, Шанхайской Хартии, себя полностью оправдала. Несмотря на сложную политическую обстановку и нестабильность в мире, террористические угрозы, небывалый рост миграции, главы пяти государств, России, Китая, Казахстана, Киргизии и Таджикистана за короткий промежуток смогли в 2001 году, приняв в свои ряды Узбекистан, преобразовать Шанхайскую пятёрку и создать дееспособную, экономически мощную и всемирно признанную международную организацию – ШОС. [2, 45]
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), охватывающая широкое пространство и различные области регионального сотрудничества, стала новой формой взаимодействия между достаточно разными с политической, культурной и экономической точек зрения государствами.
Сегодня можно смело говорить о том, что процесс организационного становления ШОС является завершенным. Более того, пройдя «проверку на прочность», Организация зарекомендовала себя на мировой арене как авторитетная и влиятельная организация. Достаточно серьезный международный вес данной региональной структуры определяется не только совокупным демографическим и территориальным потенциалом входящих в него стран, но и обозначившимся стратегическим партнерством ряда ядерных держав и постоянных членов Совета Безопасности ООН – России и Китая. Это определяет роль ШОС в построении системы коллективной безопасности как в Центральной Азии, так и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
В результате усиления связей и контактов ШОС установила широкие отношения с другими международными организациями. Значительный интерес к деятельности ШОС проявляют в настоящее время Иран, Турция, Южная Корея, Япония, страны Евросоюза, а также АСЕАН, НАТО и ОБСЕ. Кстати, в декабре 2004 г. международное объединение получило статус наблюдателя при Генеральной Ассамблее ООН, а весной 2005 г. оно заключило Меморандумы о взаимопонимании с АСЕАН и СНГ.
В углублении деятельности ШОС особенно заинтересованы ее центральноазиатские участники. Во-первых, для каждого из них Шанхайская организация сотрудничества – необходимая платформа для разрешения вопросов общих государственных границ, что положительно сказывается на обеспечении безопасности государств.
Во-вторых, немаловажным для стран региона остается вопрос борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом. Безусловно, эта проблема пока остаётся одной из самых актуальных для государств Центральной Азии. Для Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана участие в Организации дает возможность привлечь военно-политические ресурсы, как России, так и Китая для отражения угроз, что немаловажно, учитывая ограниченные возможности первых.
В-третьих, центральноазиатские государства, участвуя в ШОС в качестве полноправных членов, способны использовать организацию как инструмент создания баланса между Россией и Китаем, которые не скрывают наличия жизненно важных интересов в регионе. Конкуренция между ними позволяет снять риск, что форум будет проводить интересы и обеспечивать доминирование в регионе какого-нибудь внерегионального центра силы. Более того, и Российская Федерация, и КНР как постоянные члены Совета Безопасности ООН обладают достаточно серьезным весом на международной арене. Это создает определенную степень гарантии того, что интересы государств Центральной Азии, все еще недостаточно сильных в политическом и экономическом плане, будет поддерживаться двумя влиятельными в Совете Безопасности державами.
В-четвертых, участие в ШОС дает возможность многостороннего сотрудничества в сферах социально-экономического характера. Для молодых центральноазиатских экономик опыт китайских экономических реформ является неоценимым. Льготный и гибкий режим налогообложения, создание открытых экономических зон, беспроблемное предоставление финансовых средств, жесткое пресечение коррупции способствуют большому притоку прямых инвестиций. Немаловажным является и сотрудничество в области развития транспортных коммуникаций, что способствовало бы росту торговли и устойчивому экономическому развитию государств региона. По мере роста китайской экономики интерес Пекина к развитию транспортных коммуникаций на территории стран Центральной Азии будет расти. [1, 14-15]
Что касается актуальности сотрудничества Таджикистана и ШОС, их связали изменившаяся картина миропорядка, уход СССР с политической арены, коллапс биполярной системы, образование ряда новых государств и возникновение новых проблем обеспечения безопасности и защиты суверенитета.
Принимая активное участие в этой региональной организации, Таджикистан как субъект международного права, с позиций своих интересов урегулировал пограничные проблемы с КНР. Вопрос о делимитации границы между КНР и Таджикистаном приобрел особую актуальность, где скопилось множество пограничных проблем, требующих объективного разрешения. Их урегулирование, способствовало росту доверия между двумя странами и укреплению безопасности в районе госграницы. Таджикистан как активный и важный член ШОС в борьбе против терроризма и экстремизма, играет значимую роль в обеспечении безопасности всех государств-членов ШОС. В свою очередь, разрешение пограничной проблемы стимулировало торгово-экономическое сотрудничество между Таджикистаном и КНР. Важно, чтобы экономическое сотрудничество не шло в противовес политике безопасности без ущерба для одного из них. Это способствовало формированию и совершенствованию этой организации с глобальными задачами и её эффективной деятельности во имя мира. Сотрудничество Таджикистана с КНР, как в двустороннем формате, так и в рамках ШОС, позволило молодому государству получить льготные кредиты и приступить к реализации крупных инфраструктурных проектов. Отечественные экономисты, историки и дипломаты рассматривают вклад Республики Таджикистан в процессе трансформации «Шанхайской пятёрки» в Шанхайскую организацию сотрудничества» как одного из основателей ШОС, а также в формирование полноценной международной и региональной структуры. Таджикистан как субъект международного права рассматривает ШОС как наиболее перспективный механизм обеспечения безопасности на пространстве стран-членов Организации, гарантирующий всем государствам-членам ШОС сохранение суверенитета и государственной независимости. Активная позиция Таджикистана способствовала тому, что в рамках ШОС республика решает свои стратегические задачи по достижению энергетической независимости, выхода из транспортно-коммуникационного тупика, обеспечения продовольственной безопасности и развития промышленности.
Республика Таджикистан, как один из активных сторонников создания ШОС, кровно заинтересован в реализации поставленных задач и достигнутых договоренностей, а также готов максимально содействовать развитию взаимовыгодного и плодотворного политического, экономического, культурно-гуманитарного сотрудничества и взаимодействия в сфере безопасности.
Всесторонний военно-политический и экономический кризис, пандемия коронавируса, охватившие мировое пространство в последнее время, очень ослабляет возможности экономического и социального развития общества в целом. Более того, возобновившийся относительно недавно конфликт между Россией и Западом, жёсткая риторика нового Президента США Байдена в отношении России, не дает возможности особенно уязвимым государствам Центральной Азии получить реальную помощь, так как все геополитические игроки в той или иной мере решают только свои политические задачи.
В этих условиях всё большее беспокойство вызывает снижение внимания к борьбе с международным терроризмом, что непосредственно имеет отношение к Таджикистану. Постепенная концентрация бандформирований, бежавших из Сирии и Ирака, в Афганистан создаёт реальную угрозу РТ и другим центральноазиатским государствам. В период действий антитеррористической коалиции в Афганистане, ШОС недостаточно отреагировала на происходящие события. Теперь по нашему мнению, данная организация должна смело заявить свою согласованную и чёткую позицию.
Не секрет, что ещё в 2005 году в ходе заседания СГГ ШОС в г.Астане Президент Республики Таджикистан выступил с предложением по вопросу создания отдельной постоянно действующей и эффективно работающей структуры – Антинаркотического центра ШОС. С тех пор таджикская сторона неоднократно поднимала этот вопрос на различных площадках. Однако до сих пор этот важный вопрос окончательно не решён.
Инициатива России, озвученная, в частности, секретарем Совбеза РФ Н.Патрушевым 15 мая 2019 г. в Бишкеке на ежегодной встрече секретарей советов безопасности государств-членов ШОС, предполагает создание универсального центра по борьбе с новыми вызовами и угрозами международной безопасности. Эта идея призвана превратить ШОС в передовой рубеж защиты международной безопасности. Центр предложено создать на базе Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества (РАТС ШОС) и включить в его состав в качестве отделения Антинаркотический центр ШОС в Душанбе, образования которого давно добивается Таджикистан.
В интерпретации Н.Патрушева, Центр должен противостоять, в первую очередь, новым видам международного терроризма (главным образом, сетевому терроризму) и международной наркоторговли, а также результатам гибридного сращивания наркокартелей и международных террористических организаций. Помимо терроризма и наркотрафика, он призван противодействовать угрозами коллективной кибербезопасности и операциям информационной войны. [11]
Касательно Афганистана, представляется, что тенденция расширения ШОС может помочь стабилизации в этой стране и уменьшить вероятность её дезинтеграции и провала в состояние хаоса и гражданской войны. ШОС небезучастна к проблематике Афганистана и вносит свой вклад в обеспечение стабильности и социально-экономического возрождения этого многострадального государства.
Расширение ШОС может увеличить экономическое и энергетическое сотрудничество среди его членов, в том числе и Таджикистана в рамках CASA - 1000. Для региона реализация проекта CASA -1000 будет играть важную роль. Она позволит максимально эффективно использовать экологически чистые гидроэнергетические ресурсы в центральноазиатских странах, давая им возможность передавать и продавать летний избыток электроэнергии энергодефицитным странам Южной Азии. Кроме того, проект CASA-1000 поддержит действия стран, членов ШОС, направленные на улучшение доступа к электроэнергии, интеграцию и расширение рынков в интересах развития торговли, а также поможет найти устойчивые решения в области управления водными ресурсами.
Помимо торговли и транспортных коммуникаций участие в ШОС дает возможность дополнительного взаимодействия в экологической сфере на приграничной территории, разрешении проблем трансграничных рек, миграции, проживания диаспор.
В 2013 году Председателем КНР была выдвинута Концепция Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века (сокращенно «Один пояс – один путь», Belt and Road или One Belt, One Road). Цель этой международной инициативы Китая –совершенствовать уже существующие и создание новых торговых путей, транспортных и экономических коридоров, связывающих почти 70 стран, а также сделать поддерживаемые между евро-азиатскими странами экономические связи более тесными.
По мнению ряда таджикских экспертов, участие в проекте «Один пояс – один путь», также сулит выгоду и Таджикистану, который связан с Китаем узами стратегического партнерства. Реализация концепции создания «Один пояс – один путь» позволит Таджикистану решение ряда важных вопросов, прежде всего экономических, на решение которых республика всеми силами старается привлечь инвестиции. Эксперты и политологи придерживаются мнения, что в целом идея «одного пояса и пути» заключается в создании инфраструктуры и налаживании взаимосвязей между странами Евразии. Этот пункт данного проекта решит стратегическую задачу – вывод Таджикистана из географической изолированности и превращение страны в транзитную зону.
Однако, в последнее время некоторые аналитики склоняются к мысли, что наряду с преимуществами участия стран центральноазиатского региона в ШОС имеются и некоторые издержки, заключающиеся в политической цене. Так, в последнее время стали обычным делом антикитайские протесты в Центральной Азии, что не в пользу организации ШОС. Только за последние два года в регионе было более 40 митингов против "китайской экспансии". Претензии к Пекину у протестующих самые разные: от передачи земли в долгосрочную аренду до преследований мусульман в Синьцзяне.
В январе сего года в некоторых СМИ Китая, публикующих материалы на исторические темы, появились статьи провокационного характера о том, что «Таджикистан всегда был частью Китая». Министерство иностранных дел Республики Таджикистан 15 февраля направило соответствующую Ноту. В результате все материалы были удалены с сайтов. МИД Китая сослалось на то что «эти статьи не отражают официальную позицию Китая».
Подобные случаи с Центральной Азией свидетельствуют о тенденции Китая, пользуясь своей мощью, всё более сильнее и напористо распространять своё влияние. Регион постепенно привыкает к ослаблению влияния России. Справедливости ради, стоит отметить, что Китай, как один из основателей ШОС образовал и другие проекты и отчасти финансирование их осуществляет через эти проекты («Один пояс – один путь», «Шёлковый путь»), не говоря уже о финансировании крупных проектов на двусторонней основе. Это, в конечном итоге, влияет на имидж ШОС, как крупной супер международной организации.
Проблема расширения Шанхайской организации тесно связана с различными трактовками приоритетов, стоящих перед ней. ШОС не удалось добиться четкого и единого для всех государств-участников понимания собственного курса развития. Сейчас, проблема «трех зол», сплотившая шесть государств в 2001 г., в определённой мере утратила свою актуальность. Ощущая потребность ШОС в самоопределении, каждая из стран-участниц организации, особенно крупные игроки - Россия и Китай, по-разному представляют себе будущее «Шанхайской шестерки». Так, Россия склоняется к формированию модели ШОС по типу «азиатской НАТО», где политическая составляющая и проблемы безопасности будут превалировать над экономическим сектором. Для России участие в ШОС, прежде всего, обусловлено ее интересом в укреплении своего геополитического присутствия в Центральной Азии.
Китай же заинтересован в развитии экономического сотрудничества, что позволит ему при помощи механизмов ШОС реализовать долгосрочную стратегию в Центральной Азии и форсировать экономическую интеграцию в регионе, естественно, под собственной эгидой.
Наиболее важным моментом участия в ШОС и России, и Китая являются их общие геостратегические интересы. Оба государства используют Шанхайскую организацию сотрудничества для координации схожих позиций по вопросу мирового порядка. И Россию, и Китай не устраивает сложившаяся в международной системе однополюсная система с США в роли гегемона. Особенно возникшая во времена Трампа торговая война между США и КНР. Именно противостояние гегемонии США и является приоритетной внешнеполитической задачей России и Китая в среднесрочной перспективе. [7. 35]
В связи с расширением ШОС, актуален вопрос: не внесёт ли принятие в ШОС новых членов обострение противоречий внутри организации? Как, например, основоположника ШОС Китая и ставшего членом ШОС Индии. Впервые с 1970-х годов в июне 2020 г. между военными Индии и Китая – двух ядерных стран с самым большим населением, на границе произошел конфликт с человеческими жертвами. Так же на границе произошёл уже давно тлеющий конфликт между Индией и другим членом ШОС – Пакистаном. Бесспорно, вопрос укрупнения Организации за счет принятия в полноправные члены новых стран достаточно сложный, и решение по нему необходимо принимать взвешенно, рассмотрев все возможные последствия такого события.
По мнению отдельных экспертов, основные угрозы Организации для центральноазиатских республик будут вытекать из характера китайско-российских отношений. С одной стороны, опасно чрезмерное стратегическое сближение Пекина и Москвы, которое угрожает установлением двойного диктата этих держав в Центральной Азии (в том числе в рамках ШОС). С другой стороны, представляет опасность и обострение китайско-российского соперничества в регионе, которое нельзя исключать в будущем.
Следует отметить, что поддержка, которую США в своё время оказали восстаниям в Ираке, Сирии, Египте и Ливии, породила монстра мирового масштаба – ИГИЛ, с которым вынуждено бороться всё мировое сообщество. Это разозлило некоторые арабские правительства, и в свою очередь придало им больше стимулов для усиления их связей с Азией. Экономические отношения между арабскими странами и Китаем уже значительно выросли за последнее десятилетие, и расширение ШОС может дать Пекину возможность предложить еще больше тем арабским странам, которые «смотрят на восток». Вместе с тем, расширение ШОС за счёт арабских стран может оказать непрямое негативное воздействие на интересы США на Ближнем Востоке и принятию соответствующих мер с их стороны.
На наш взгляд, расширение ШОС в среднесрочной перспективе придаст новый импульс эффективности её работы. Укрепление этой организации и выведение ее на уровень, который позволил бы противостоять политике односторонности однополярного мира, является масштабной геополитической задачей мирового сообщества.
В заключении следует отметить, что в сложный период становления государственности таджиков, КНР неоднократно оказывала бескорыстную материальную помощь, неизменно и твердо поддерживала курс политического руководства нашей республики на установление мира, стабильности и национального согласия в Таджикистане. Немаловажным аспектом текущего состояния двустороннего сотрудничества являются личные доверительные контакты лидеров Таджикистана и Китая. Таджикистан как субъект международного права рассматривает ШОС как наиболее перспективный механизм обеспечения экономического развития и безопасности на пространстве стран-членов Организации, гарантирующей всем государствам-членам ШОС сохранение суверенитета, государственной независимости и возможности решения своих стратегических задач.
Вместе с тем, надо признать, что в деятельности ШОС ещё имеют место некоторые проблемы. В частности:
- до сих пор не выработано чёткого механизма реализации принятых решений;
- большинство инвестиционных проектов со стороны Китая осуществляются в основном, на двусторонней основе. Целесообразно было бы их осуществление посредством института ШОС, что подняло бы авторитет ШОС ещё на более высокий уровень.
- устав ШОС определяет, что она является региональной международной организацией, которая отстаивает принципы неприсоединения к блокам, непротивостояния и непротиводействия третьим сторонам, и не может стать военным союзом. Это не даёт возможности наращиванию стратегического взаимодействия России, Китая и стран Центральной Азии.
С учётом всё более ярко выражающейся агрессии США и его союзников – стран Запада к России и Китаю и концентрации блока НАТО вблизи границ ШОС, необходимо пересмотреть некоторые основополагающие документы ШОС и расширить функции и задачи по военной составляющей организации.
Исходя из вышеизложенного, в целях совершенствования механизма деятельности Шанхайской организации сотрудничества, с учётом изменений ситуации в мире, мы считали бы целесообразным обратить внимание на следующие вопросы:
- обсудить проблему взаимной поддержки и согласованности действий при обсуждении важных проблем на международном уровне;
- осуществление инвестиционных проектов не только в двустороннем порядке, но и через институт ШОС;
- возможное вынесение на обсуждение проблемы взаиморасчётов между странами ШОС в национальных валютах членов организации.
- разработка механизма тщательного контроля исполнения принятых решений;
- внести изменения в некоторые основополагающие документы ШОС. Превращение ШОС в военный альянс входящих в организацию стран выглядит неизбежным, учитывая весьма агрессивную политику США и их союзников, как в отношении России, так и Китая.
- учитывая объявленный коалицией предстоящий вывод войск с мая до сентября сего года из Афганистана и осложнение обстановки в этой стране, концентрацию боевиков ИГИЛ, Талибан и других террористических формирований у южных границ с СНГ, создать в рамках РАТС ШОС мобильное подразделение сил быстрого реагирования для своевременного противодействия в случае прорыва границы.
Искандаров А.
д-р. полит. наук, зав. Отд. политических проблем международных отношений Института философии, политологии и права НАНТ
Шарипов М.
старший научный сотрудник Отдела политических проблем международных отношений Института философии, политологии и права НАНТ