joomla

00:00, 23rd October 2017
Октябрь 2017
ВПВСЧПС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
free templates joomla

Павел Лукницкий о Памире

 

     Сравнительно недавно требовался месяц  пути верхом, чтобы  от последней станции  железной  дороги, из  города Оша  (Киргизской ССР) или  из столицы-Таджикистана Сталинабада (в прошлом  Дюшамбе) пробраться каменными нагорными пустынями с севера либо узкими, опасными тропами с запада в административный центр Горно-Бадахшанской  автономной области  - маленький,  единственный на Памире город -- Хорог.

     Горно-Бадахшанская автономная  область -  официальное название Памира, страны высочайших в  Советском Союзе гор. Область входит в состав Таджикской ССР, занимает половину ее территории площадью в  шестьдесят с  лишним  тысяч квадратных километров. Животноводы киргизы, в  недавнем прошлом кочевые,  а в наши дни, живущие оседло в  колхозах,  населяют  высокогорные, широкие, образованные  когда-то ледниками  долины Восточного Памира - Мургабского района Горно-Бадахшанской области. Горные  таджики  - бадахшанцы  занимаются земледелием, садоводством  и шелководством в своих селениях, расположенных по берегам  бурных рек на  дне глубоких тесных ущелий Западного Памира.

     Эти таджики - представители мелких, разъединенных высочайшими, крутыми горными  хребтами  национальностей  Горного  Бадахшана:  шугнанцы,  ваханцы, ишкашимцы, горанцы, рушанцы, бартангцы, язгулемцы, ванчцы. Они населяют пять административных  районов области: Ишкашимсмий,  Шугнанский, Рошт-Калинский, Рушамский и Ванчский. На востоке с Памиром граничит Китай, на юге - Афганистан.

     Из-за  своей  исключительной  труднодоступности  многие  географические районы Памира были еще четверть века назад настолько не изучены, что даже на картах обозначались белыми пятнами. Территория этих белых пятен была впервые исследована и нанесена на карту лишь в тридцатых годах. До 1931 года советским  начинаниям на Памире в значительной мере мешали и   басмаческие,  организованные  империалистической   разведкой   банды  и контрреволюционная  агитация фанатически  настроенных  местного  феодального кулачества, родовой знати, реакционного духовенства. Но  героическими  усилиями  пограничников  и  добровольных  отрядов  из местного бедняцкого населения  последние  басмаческие  банды на Памире  были навсегда ликвидированы в  1931 году. В том  же  году государственная граница была закрыта. И   год   1931-й   стал   перевалом,   за  которым   открылось   новое, социалистическое будущее  этой страны. Уже в 1932 году аэроплан и автомобиль практически  освоили пути  на  Памир.  С тех  пор  он  становится  все более доступным.  Семьдесят два отряда Таджикской  комплексной экспедиции Академии наук  СССР и  СНК СССР  приступили к  замечательной научно- исследовательской работе,  проводившейся  до  того только  отдельными мелкими экспедициями, из которых  самой крупной была  экспедиция 1928  года. В  1933  году на  Памире возникли два первых колхоза, а  в 1935  году их стало уже два десятка. В эти годы на Памире произошло столько нового, важного, способствующего дальнейшим колоссальнейшим достижениям во всех областях народного хозяйства и культуры, что  Памир  в  своей  социалистической перестройке  начал  не  только быстро догонять  республики Средней  Азии, но  и становиться  примером  для народов примыкающего к нему, стонущего под ярмом империализма Востока.

     В примечательнейшие переломные годы - 1930, 1931, 1932 - мне довелось совершить  три  продолжительных  путешествия по  всей территории  Памира.  Я работал в  составе  маленьких геологоразведочных и геологопоисковых  партий, отправлявшихся в экспедиции на  Памир,  а в 1932 году  был ученым секретарем Таджикской комплексной экспедиции.

За  три  года  я проехал верхом и прошел  пешком  по высокогорью десять тысяч километров.

     В предисловии к одной из моих книг, изданной в 1933 году, я писал: "Я надеюсь посетить Памир еще раз - через несколько лет. Я проеду  его в  легковом быстроходном  автомобиле.  Я пролечу над  ним в  комфортабельном самолете. Мне будет приятно  в несколько  дней,  с  легкостью и  удобствами, повторить те  маршруты, которые я  совершал в течение долгих месяцев, полных трудностей  и  лишений. И, конечно, я опять не узнаю эту хорошо знакомую мне страну!"

     Мечта моя осуществилась в 1952  году, когда мне удалось вновь совершить поездку по  всем районам Памира, кроме  Мургабского.  Это  была поучительная поездка,  полная размышлений о величии  всего, что достигнуто  нами за такой исторически короткий срок. И, вернувшись с  Памира, я  решил написать  эту  книгу,  чтобы поведать читателям все главное из  того, что видел своими глазами почти четверть века назад и  снова видел  теперь; чтобы передать читателю некоторые мои звания о Памире; чтобы постараться вызвать в читателе те чувства, какие испытаны мною самим  во  время путешествий  по  известному  все  еще  столь немногим людям Памиру.

    Обрабатывая часть материала,  извлеченного  из путевых дневников разных лет, я  решил в изложения его  предпочесть  принцип географический  принципу хронологическому. Такой географический принцип, хоть часто и заставляет меня пренебрегать   строгой   последовательностью   событий,   но  зато  помогает сконцентрировать  в каждой из глав  сведения об одном и том  же,  посещенном мною несколько раз районе, а значит, дает возможность  нарисовать более живо и полно картину его. Оправданным мне представляется  стремление рассказать кое-что о прежних исследованиях  Памира, совершенных  во все времена истории. Не претендуя  на полноту моих сообщений  (о Памире  написаны многие сотни специальных научных трудов!), я буду удовлетворен, если предлагаемая книга даст читателю хотя бы общее представление об этой своеобразнейшей высокогорной области. Буду  признателен  читателям, которые  укажут мне  на  те  неточности и ошибки, какие  в этой книге, возможно,  окажутся допущенными мною, хоть  я и старался избежать их.

Москва, июль 1954 года